Эмболизация сосудов опухоли

РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА



Эмболизация опухоли или сосудов при кровотечениях

Эмболизация — это метод малоинвазивного лечения, который сводится к закупорке (окклюзии) одного или нескольких кровеносных сосудов или каналов в сосудистой мальформации (форма нарушения развития сосудов).

Оглавление:

При катетерной эмболизации (КЭ) используются специальные эмболизирующие вещества (лекарства или синтетические материалы), которые вводятся в кровеносный сосуд через катетер, что нарушает кровоснабжение той или иной области.

Катетерная эмболизация (КЭ) используется в следующих случаях:

Профилактика или контроль патологических кровотечений, в том числе:

Кровотечений на фоне травмы, при опухолях или поражениях желудочно-кишечного тракта, например, язвах или дивертикулах. Эмболизация представляет собой лечение первого выбора при желудочно-кишечном кровотечении любой этиологии. Кроме этого, данный метод лечения очень часто используется для контроля кровотечений в брюшную полость или полость малого таза при травмах на фоне дорожно-транспортных происшествий.



Необычно длительных или чрезвычайно обильных менструаций, которые возникают на фоне фибромиомы матки. При этом эмболизация является превосходной альтернативой гистерэктомии, то есть удаления матки. Поскольку фибромиома обладает интенсивным кровоснабжением, то его нарушение после КЭ позволяет уменьшить размеры опухоли и контролировать объем кровопотери при менструации.

Окклюзия (закупорка) кровеносных сосудов, несущих кровь к опухоли, особенно в тех случаях, когда новообразование не подлежит хирургическому удалению. Проведение КЭ сокращает размер опухоли или замедляет ее рост, что увеличивает эффективность последующий химиотерапии или хирургического лечения.

Лечение артериовенозных мальформаций или артериовенозных анастомозов, или свищей, которые представляют собой патологическое соединение между артериями и венами. Данные аномалии могут возникать в любых органах, в том числе головном или спинном мозге. Они действуют наподобие коротких обходных путей, которые выводят кровь из нормального кровотока, что нарушает кровоснабжение и питание тканей и органов.

Лечение аневризм, то есть выпячиваний в области ослабления сосудистой стенки. Проводится окклюзия артерии, кровоснабжающей аневризму, либо закупорка самого выпячивания, что является прекрасной альтернативой хирургической операции.

Лечение варикоцеле, то есть расширения вен в области мошонки, что может служить причиной мужского бесплодия.



КЭ применяется самостоятельно или в сочетании с другими методами лечения, например радиотерапией или хирургической операцией.

Как нужно подготовиться к катетерной эмболизации?

Как правило, перед процедурой проводится ряд анализов крови, которые позволяют оценить функцию печени и почек, а также работу свертывающей системы крови.

Очень важно сообщить врачу обо всех лекарствах, которые принимает пациент, в том числе растительного происхождения, а также о наличии аллергии, особенно на местные анестетики, препараты для наркоза или йодсодержащие контрастные материалы. За некоторое время до процедуры следует прекратить прием аспирина или других препаратов, которые разжижают кровь, а также нестероидных противовоспалительных средств.

Также необходимо сообщить врачу о недавно перенесенных заболеваниях или других состояниях.



Женщинам следует всегда информировать лечащего врача и рентгенолога о любой возможности беременности. Как правило, исследования с применением рентгеновского излучения в период беременности не проводятся, чтобы избежать негативного воздействия на плод. При необходимости рентгенологического исследования следует предпринять все возможные меры по минимизации влияния излучения на развивающегося ребенка.

Врач должен предоставить пациенту подробные инструкции по подготовке к процедуре, в том числе рассказать о любых необходимых изменениях в привычной схеме лекарственного лечения.

Кроме этого, следует прекратить прием пищи и жидкостей за 12 часов до процедуры. О том, какие лекарства можно принять утром, необходимо уточнить у врача.

Перед процедурой пациента должен осмотреть лечащий врач и специалист по интервенционной радиологии.

КЭ проводится в больнице, что требует кратковременной госпитализации в течение нескольких дней (обычно не более трех).



Как выглядит оборудование для катетерной эмболизации

Во время процедуры используется рентгеновское оборудование, катетер и различные синтетические и лекарственные вещества под названием эмболизирующие материалы.

Для КЭ обычно используется рентгеновская трубка, стол пациента и монитор, расположенный в кабинете рентгенолога. Для наблюдения за процессом и для контроля действий врача используется флюороскоп, который преобразует рентгеновское излучение в видеоизображение. Для улучшения качества изображений применяется особый усилитель, подвешенный над столом пациента.

Катетер представляет собой длинную и тонкую пластиковую трубку диаметром меньше карандаша.

Выбор эмболизирующего материала зависит от размера кровеносного сосуда или мальформации, а также от необходимости временного или постоянного результата лечения. Выделяют следующие эмболизирующие вещества:



Гельфоум (Gelfoam™), или гель-пена — материал в виде желатиновой губки, которая разрезается на мелкие кусочки и вводится в артерию. С током крови желатин доходит до какого-либо препятствия в сосуде и останавливается около него. Через определенное время (от нескольких дней до двух недель) материал рассасывается.

Эмболизирующие микрочастицы, такие как поливиниловый спирт и акриловые микросферы с желатиновым покрытием, которые вводятся в кровоток в смеси с жидкостью с целью закупорки мелких сосудов. Данные материалы используются для постоянной окклюзии кровеносных сосудов, в том числе при лечении фибромиомы матки.

Эмболизирующие спирали различного размера из нержавеющей стали или платины, которые используются для закрытия просвета крупных сосудов. Строение спирали позволяет очень точно разместить ее в просвете травмированной артерии с целью остановки кровотечения или для прекращения кровотока в аневризме.

Жидкие склерозирующие вещества, такие как спирты, которые используются для разрушения кровеносных сосудов или сосудистых мальформаций. Введение склерозирующих материалов способствует образованию тромба, закрывающего просвет аномальных сосудистых каналов.

Жидкие клеевые композиции, которые быстро затвердевают при введении в сосуд.

Кроме этого, во время процедуры используются другие устройства и оборудование, например, системы для внутривенной инфузии и аппараты для контроля артериального давления и сердцебиения.

На чем основано проведение катетерной эмболизации

Для визуализации кровеносного сосуда используется рентгенологическое обследование на фоне введения контрастного материала. Под рентгеновским контролем врач вводит катетер через кожу в сосуд и продвигает его до необходимой точки. После этого в сосуд или сосудистую мальформацию через катетер вводится синтетический материал или лекарственное вещество (эмболизирующий препарат).

Как проводится катетерная эмболизация

Малоинвазивные процедуры под визуализационным контролем, такие как катетерная эмболизация, должны проводиться специалистом по интервенционной радиологии в операционной комнате.



Перед процедурой врач назначает инструментальное обследование: УЗИ, компьютерную томографию (КТ) и/или магнитно-резонансную томографию (МРТ).

Врач помогает пациенту разместиться на операционном столе. Для контроля сердцебиения, пульса и артериального давления во время процедуры используются аппараты, которые подключаются к телу пациента.

Медицинская сестра ставит систему для внутривенной инфузии, с помощью которой пациенту будут вводиться седативные препараты. В других случаях возможен общий наркоз.

Кожа в месте введения катетера тщательно очищается от волос, дезинфицируется и закрывается хирургической простыней.

Проводится точечный разрез кожи или небольшой прокол.



Катетер (длинная, тонкая и полая пластиковая трубка) проводится к патологически измененной артерии через кожу под визуализационным контролем.

Для определения точной локализации сосудистой аномалии или причины кровотечения через катетер вводится контрастный материал, после чего проводится серия рентгеновских снимков. После завершения процедуры необходима дополнительная серия снимков, что позволяет убедиться в отсутствии кровотока в требуемой артерии или сосудистой мальформации.

После окончания процедуры катетер извлекается, проводится остановка кровотечения, и на рану накладывается давящая повязка. Наложение швов не требуется. Затем медицинская сестра снимает систему для внутривенной инфузии.

При лечении по поводу внутричерепной артериовенозной мальформации (АВМ) изначально проводится контрольное введение небольшого количества эмболизирующего вещества с последующим неврологическим осмотром пациента. Это позволяет убедиться в отсутствии негативного влияния на важные отделы головного мозга. При нормальных результатах осмотра эмболизирующий препарат вводится в полноценной дозе.

При массивных АВМ лечение делится на несколько этапов, каждый из которых проводится по назначенному графику. Например, курс может состоять из 2-3 этапов с промежутками в 2-6 недель.

После процедуры требуется нахождение в постели в течение 6-8 часов.



В зависимости от тяжести сосудистых изменений продолжительность КЭ составляет от 30 минут до нескольких часов.

Что следует ожидать во время и после катетерной эмболизации

К телу пациента подключаются аппараты для контроля сердцебиений и артериального давления.

При постановке системы для внутривенной инфузии, а также при введении местного анестетика, можно почувствовать легкий укол.

Если процедура проводится под местной анестезией, то внутривенно вводятся седативные (успокоительные) препараты, что сопровождается сонливостью и чувством расслабленности. В зависимости от степени седации сознание пациента может быть сохранено или отсутствует.



Введение катетера сопровождается легким давлением, однако выраженные болевые ощущения отсутствуют.

При введении контрастного материала нередко появлется ощущение тепла или жара.

Побочные эффекты при проведении КЭ развиваются у большинства пациентов. Самым распространенным из них является болевой синдром, который можно контролировать обезболивающими препаратами в таблетках или инъекциях.

Если эмболизация проводится по поводу фибромиомы матки, то женщины нередко испытывают сильную боль по типу спазмов сразу же после процедуры и в течение 8-12 часов после нее. Редко боль сохраняется в течение 3-5 дней, что требуется приема обезболивающих препаратов.

КЭ по поводу внутричерепной артериовенозной мальформации может сопровождаться легкими головными болями.



В большинстве случаев после лечения пациент остается в больнице на сутки, однако выраженный болевой синдром требует более длительной госпитализации.

Восстановительный период составляет, как правило, около недели.

В 20% случаев после КЭ по поводу фибромиомы развивается так называемый постэмболизационный синдром, который выражается повышением температуры до 38,5о С и выше, потерей аппетита, тошнотой и рвотой. Данный синдром может возникать при лечении любых опухолей, но чаще всего — после эмболизации одиночной и крупной фибромиомы. Симптомы обычно проходят в течение трех дней, однако если они сохраняются дольше, то требуют соответствующего лечения.

Возникновение симптомов связано с реакцией организма на продукты распада опухоли и чаще всего развиваются при эмболизации довольно крупной фибромиомы.

Кто анализирует результаты проведения катетерной эмболизации и где о них можно узнать



Об успешности КЭ можно поинтересоваться у лечащего врача: специалиста по интервенционной радиологии после завершения процедуры.

Если лечение проводилось по поводу кровотечения, то о полной его остановке можно судить только через сутки. При КЭ по поводу опухоли, сосудистой мальформации или фибромиомы матки должно пройти 1-3 месяца, прежде чем можно было бы говорить о полном излечении.

После завершения процедуры или другого лечения специалист может рекомендовать пациенту контрольное динамическое обследование, в ходе которого проводится объективный осмотр, анализы крови или другие тесты и инструментальное обследование. Во время такого обследования пациент может обсудить с врачом любые изменения или побочные эффекты, которые появились после проведенного лечения.

Преимущества и риски проведения катетерной эмболизации

Эмболизация позволяет весьма эффективно контролировать кровотечение, особенно в неотложных ситуациях.

При лечении женщин по поводу фибромиомы матки эффективность процедуры составляет 85% и выше.



Эмболизация сосудов намного менее травматична, чем открытая операция. Как результат, сокращается госпитализация пациента (до одного дня) и частота развития осложнений. Снижается объем кровопотери, по сравнению с традиционным хирургическим лечением, а видимые рубцы отсутствуют.

Эмболизация подходит для лечения опухолей и сосудистых мальформаций, которые не подлежат хирургическому удалению, а также в тех случаях, когда операция сопряжена с высоким риском.

Эмболизация не требует хирургических разрезов: врач производит лишь небольшой прокол в области введения катетера, который даже не нужно закрывать швами.

Отмечается крайне невысокий риск развития аллергической реакции на контрастный материал.

Любая процедура, которая сопровождается введением катетера внутрь кровеносного сосуда, сопряжена с некоторыми рисками. К ним относится риск повреждения стенки сосуда, кровоизлияние или кровотечение в месте введения катетера и инфицирование.



Всегда существует вероятность попадания эмболизирующего вещества в здоровые ткани, что сопровождается нарушением их кровотока и питания.

Имеется риск возникновения инфекции, даже при назначении антибиотиков.

У некоторых женщин эмболизация маточных артерий сопровождается травмой стенки матки, что требует экстренной гистерэктомии (удаления матки). В редких случаях, особенно у женщин старше 45 лет, в течение года после КЭ развивается менопауза. Влияние эмболизации на фертильность до конца не установлено. Поэтому перед решением вопроса о проведении КЭ по поводу фибромиомы матки пациенткам, которые планируют беременность, следует тщательно проконсультироваться с интервенционным радиологом.

Отмечается невысокий риск повреждения почек контрастным материалом, особенно у пациентов с сахарным диабетом или на фоне уже имеющегося заболевания почек.

Ограничения при проведении катетерной эмболизации



Успешность технического проведения КЭ без повреждения окружающих здоровых тканей зависит от точности расположения катетера внутри сосуда. Это означает, что кончик катетера должен находиться точно в требуемом сосуде, куда поступает эмболизирующий материал. В редких случаях выполнение процедуры технически невозможно, поскольку не удается правильно расположить катетер.

Эффективность лечения зависит от многих факторов, в том числе размера опухоли, расположения артериовенозной мальформации (АВМ) и ожиданий самого пациента. Лечение АВМ может потребовать нескольких процедур эмболизации.

При фибромиоме матки в большинстве случаев результат эмболизации удовлетворительный, однако у 10% пациенток добиться улучшения невозможно.

Источник: http://rocb.ru/operacii-i-procedury/embolizaciya-opuholi-ili-sosudov-pri-krovotecheniyah

Предоперационная эмболизация вне- и внутричерепных опухолей

Свистов Д.В.. Кандыба Д.В. Савелло А.В. Беншабан А.У. Ландик С.А.



Военно-медицинская академия им. С.М.Кирова, Санкт-Петербург, Россия.

Введение

Удаление гиперваскуляризированных опухолей головного мозга и основания черепа, несмотря на развитие современных технологий хирургического вмешательства, продолжает оставаться сложной задачей. Послеоперационная летальность и инвалидизация остаётся достаточно высокой и достигает 3-7 % [5, 7] .

Основными причинами неблагоприятных исходов при удалении опухолей оболочечно-сосудистого ряда и гиперваскуляризированных опухолей основания черепа является массивная кровопотеря, интраоперационное повреждение магистральных артерий, вен, черепных нервов, нерадикальность вмешательства, нарушение кровоснабжения мозга и его отек, вторичные нарушения системы гемостаза. Наиболее сильное кровотечение отмечается на этапе доступа и во время удаления менингиом [2, 3, 6, 8] .

Для профилактики интраоперационного кровотечения многие авторы предлагают метод предоперационной эмболизации богато васкуляризированных экстра-интракраниальных опухолей. Основной целью эмболизации является избирательная облитерация сосудистой сети новообразования с сохранением кровоснабжения здоровых тканей. Предоперационное обескровливание опухолей особенно важно при локализации их в труднодоступных областях, например на основании черепа.

Предоперационная эмболизация приводит к уменьшению объема опухоли, в результате чего облегчается ее удаление, снижается опасность попадания опухолевых клеток в системный кровоток во время операции, а также, позволяет расширить объём оперативного вмешательства, избежать двухэтапных операций, сократить время операции, снизить интраоперационную кровопотерю и травматичность вмешательства. В некоторых радикально инкурабельных случаях эмболизация может быть применена с паллиативной целью. При этом замедляется рост опухоли, временно стабилизируется клиническая симптоматика, устраняется опасность кровотечения, уменьшается болевой синдром [11, 12, 14] .



Целью исследования: явился ретроспективный анализ результатов предоперационной эмболизации новообразований головного мозга и основания черепа.

Материалы и методы

Обследованы 52 пациента, находившихся на лечении в клинике нейрохирургии Военно-медицинской академии по поводу гиперваскуляризированных вне- и внутричерепных опухолей с 1998 по 2003 годы. Мужчин было 30, женщин — 22. Возраст больных колебался от 14 до 74 лет. Средний возраст больных составил 42 года. Все больные были разделены на две группы.

Первую группу составили 35 пациентов с внутричерепными опухолями. Средний возраст больных этой группы составил 49 лет. В этой группе преобладали менингиомы (91%): основания черепа — у 13 пациентов (37%), свода черепа у 11 пациентов (31%), парасагиттальные — у 5 (14%), намета мозжечка — у 3 (9%). У 2 больных (6%) имела место хемодектома яремного гломуса. В одном случае — менингоматоз полушария головного мозга.

Во вторую группу вошли 17 больных с новообразованиями основания черепа с преимущественным экстракраниальным распространением. Средний возраст больных этой группы составил 28 лет. Преобладали ангиофибромы носоглотки (14 случаев, 82%). В двух наблюдениях имели место гемангиомы, в одном — рак верхней челюсти.

Всем больным при поступлении проводили КТ, МРТ головного мозга и основания черепа с целью первичной диагностики опухоли, определения её локализации, оценки топографо-анатомического варианта и отношения опухоли к окружающим костным структурам, крупным сосудам, мозгу, оболочкам мозга, локализации и распространения очагов экзофитного роста, планирования ангиографического обследования. При проведении контрастного усиления оценивали степень васкуляризации опухоли по нарастанию коэффициента усиления (возрастание плотности новообразования более чем на 20 HU), наличие крупных внутриопухолевых сосудов, выявление сосудистых бассейнов, вовлеченных в опухоль. В ряде наблюдений для оценки степени кровоснабжения опухоли использовали методику перфузионной КТ с определением параметров кровотока в опухоли. Показанием к ангиографии с вероятной эмболизацией служили «горячие» опухолевые узлы с уровнем объемной скорости кровотока более 60мл/мин/100мл ткани; тканевого объема крови более 6%.

Всем больным была проведена цифровая субтракционная ангиография на ангиографических аппаратах «Polystar II» и «Angiostar Plus» (Siemens). Показанием для проведения ангиографии являлось определение степени интенсивности кровоснабжения опухоли, источников кровоснабжения, состояния магистральных артерий и вен головного мозга.



Селективную ангиографию выполняли трансфеморально по методу Сельдингера. Использовали диагностические катетеры 4-6 F. Производили раздельную катетеризацию и ангиографию бассейнов внутренней (ВСА) и наружной (НСА) сонных артерий. При выявлении показаний к эмболизации ветвей кавернозной части ВСА оценивали состояние коллатерального кровоснабжения одноименного бассейна. После определения источников кровоснабжения и особенностей сосудистой анатомии опухоли диагностический катетер заменяли на направляющий церебральный катетер. В условиях системной гепаринизации Ед) производили суперселективную катетеризацию и ангиографию отдельных ветвей НСА. Использовали микрокатетеры, управляемые в потоке (MAGIC 3F/1.8 F-1.2 F), жесткие микрокатетеры (Prowler 1.9-2.3 F (Cordis), VASCO(BALT)) с микропроводниками SORCERER 0.007″-0.012″.

При суперселективной ангиографии проводили оценку кровоснабжения опухоли (тип, количество, геометрия питающих артерий, характеристики кровотока), степень компартментализации кровоснабжения опухоли, определяли/исключали артериовенозные шунты в опухоли, направление и тип дренирования крови из опухоли, наличие артерио-артериальных анастомозов в системе сонных и позвоночных артерий, участие кожных или невральных сосудов в кровоснабжении опухоли.

Суперселективную эмболизацию (ССЭ) выполняли непосредственно после ангиографического обследования и проведения (в случае необходимости) фармакологических тестов функциональной значимости эмболизируемого бассейна. ССЭ осуществляли микрочастицами из поливинилацетата (Trufillm ), желатиновыми микросферами Embospherem. жидкими эмболизирующими материалами (Гистоакрил в смеси с жирорастворимым контрастом Липиодол в соотношении от 1:2 до 1:6; «Эмболин»), микроспиралями.

Результаты эмболизации оценивали рентгенологически. Сразу после проведения эмболизации проводили ангиографическое исследование каротидного бассейна. В течение первых 7 суток после эмболизации выполняли контрольную КТ с контрастным усилением, МРТ, перфузионную КТ. Клиническая оценка заключалась в проведении наблюдения за изменением неврологической симптоматики во время и после эмболизации. Интраоперационная оценка заключалась в субъективной оценке хирурга, определении степени кровопотери. Гистологическое исследование удаленного субстрата осуществляли по общим правилам.

Результаты

В I группе интракраниальные опухоли наиболее часто имели кровоснабжение из бассейна НСА (25 человек), причем в 4 случаях в кровоснабжении опухоли участвовали НСА обеих сторон. У 2 больных опухоль с локализацией в медиальных отделах крыла клиновидной кости изолированно кровоснабжалась из менинго-гипофизарного ствола. В 8 случаях опухоль имела смешанное кровоснабжении из бассейнов НСА и ВСА.

У всех больных II группы опухоль кровоснабжалась из бассейна НСА, из них у четырех человек в кровоснабжении участвовали НСА с двух сторон. У 13 больных в кровоснабжении опухоли участвовали верхнечелюстные артерии, у четырех больных — восходящие глоточные артерии, у пяти больных — ветви лицевой артерии. В одном случае в кровоснабжении опухоли участвовала верхняя щитовидная артерия.



Количество катетеризаций и вид катетеризируемых артерий представлен в таблице 1. Наиболее часто для эмболизации интракраниальных опухолей у больных I группы (29 наблюдений) суперселективно катетеризировали среднюю оболочечную артерию (рис.1 ). В четырех случаях была проведена ССЭ средней оболочечной артерии с обеих сторон (рис.2 ). В четырех случаях дополнительно с катетеризацией и эмболизацией средней оболочечной артерии была эмболизирована и глубокая верхнечелюстная артерия или ее ветви. У двух больных, одновременно с эмболизацией средней оболочечной артерией проводили эмболизацию ветвей глубокой височной артерии, кровоснабжающих опухоль. В 7 случаях проводили суперселективную катетеризацию и эмболизацию верхнечелюстной артерии. У одного больного была проведена катетеризация и эмболизация восходящей артерии глотки и затылочной артерии. В трех случаях была проведена эмболизация гипертрофированного менинго-гипофизарного ствола, кровоснабжающего менингиому медиальных отделов крыла основной кости (рис.3 ), (рис.4 ).

Во второй группе наиболее часто была катетеризирована верхнечелюстная артерия (16 раз) у 13 больных (рис.5 ). В 3 случаях была проведена катетеризация и эмболизация артерии с обеих сторон. Восходящая артерия глотки была катетеризирована 5 раз у 4 больных. Клиновидно-небная артерия и лицевая артерия были катетеризированы 2 раза. Верхняя щитовидная артерия была катетеризирована один раз (Табл. 1).

Количество катетеризаций питающих артерий.

При контрольной ангиографии визуально оценивали радикальность эмболизации по степени контрастирования сосудистой сети опухоли, наличию «стоп-контраста» в эмболизированном сосуде, расположению рентгенконтрастных депозитов эмболизата в ткани опухоли.

Тотальная эмболизация сосудистой сети опухоли была выполнена у 29 человек (56%). В I группе тотальная эмболизация сосудистой сети достигнута в 18 наблюдениях (51%). Значительно большую долю тотальная эмболизация составила у больных II группы — 11 человек (65%). Сохранение кровоснабжения опухоли из основных афферентных артерий наблюдалось в 8.5% в I и 17.5% во II группах. Кровоснабжение опухоли из второстепенных питающих артерий отмечено в 35% в I и 17.5% во II группах. Остаточное кровоснабжение менингиом из пиальных источников отмечено в 5.5% больных I группы. Таким образом, в 60% наблюдений I и 82.3% больных II группы в результате ССЭ удалось обеспечить эффективное обескровливание опухолевого узла.

Причинами недостаточно радикальной эмболизации опухоли явился отказ от ССЭ:

  • дистальных ветвей верхнечелюстной артерии при наличии видимых анастомозов с глазничной артерией;
  • шилососцевидной артерии в связи с риском ишемии лицевого нерва;
  • ветвей кожных сосудов в связи с риском ишемии мягких тканей;
  • пиальных артерий в связи с риском неврологических нарушений.

У 7 пациентов I группы через различные промежутки времени (от 3 до 14 суток) после проведения ССЭ сосудов опухоли проводили контрольную КТ или МРТ с контрастированием, КТ-перфузия. У всех больных на контрольных томограммах определяли изменения структуры центральной части опухоли (зоны гипоперфузии, ишемии, распада), уменьшение ее размеров, регресс масс-эффекта, что способствовало и улучшению клинического состояния пациентов (рис.6 ).

Больные были оперированы на 1-13 сутки после предшествующей эмболизации. В I группе удаление опухоли выполняли: на 1-2 сутки — 12, на 3-5 сутки — 9, на 6-13 сутки — 8. Шестеро пациентов не были оперированы: отказ от операции- 2; перевод в другой стационар для оперативного лечения или лучевой терапии — 4. Во II группе все больные были оперированы на 1-3 сутки. Из 29 оперированных больных I группы в 21 случае выполнено радикальное удаление, в 8 — субтотальное. Из 17 оперированных больных II группы в 14 случаях выполнено тотальное удаление, в 3 — субтотальное.

У всех оперированных больных отмечалось существенное уменьшение интенсивности артериального кровотечения, как на этапе хирургического доступа, так и на этапе удаления опухоли. Степень кровопотери снижалась по сравнению с аналогичными наблюдениями, когда операцию выполняли без предшествующей эмболизации. Косвенным показателем уменьшения интенсивности интраоперационного кровотечения послужило снижение потребности в интра- и послеоперационной гемотрансфузии Она требовалась в 12% наблюдений в I группе, тогда как при традиционной тактике составляла 15-25% [7]. Предоперационная эмболизация не влияла на интенсивность венозного кровотечения, особенно на этапе доступа и удаления парасагиттальных менингиом.

Отмечено существенное изменение консистенции новообразования. В случае тотальной эмболизации при операции на 4-6 сутки опухоль становилась мягкой, податливой, творожистой консистенции, легко аспирировалась. Отмечались участки некроза в зоне матрикса опухоли, причем строма и сосудистая сеть опухоли представлялись бескровной сетью трубчатых структур, иссечение которых не сопровождалось кровотечением. Таким образом, применение эмболизации способствовало некрозу центральных областей опухолевого узла, что значительно упрощало удаление новообразования без использования мозговых шпателей, что снижало травматичность вмешательства.

Осложнения внутрисосудистых операций.

Неврологические осложнения в ходе ССЭ отмечены у 5 больных (10%), причем, характер «стойких» они имели в двух наблюдениях (4%), преходящих — в трех (6%). В четырех случаях неврологические осложнения развились у больных I группы, в одном — II группы.

Во всех наблюдениях осложнения были связаны с эмболией функционально-значимых ветвей бассейна НСА (3) или ВСА (2). Во всех случаях эмболии ветвей НСА она произошла по ортоградному направлению, при эмболии ветвей ВСА была связана с рефлюксом эмболизирующего материала в ВСА.

В одном случае у больной с менингиомой крыла основной кости справа при частичной эмболизации сосудистой сети опухоли «Эмболином» после выполнении процедуры возник амавроз, парез отводящего нерва, в связи с чем проводили вазоактивную, противоотечную терапию. Развитие осложнения связывали с забросом эмболизирующего материала в систему глазничной артерий через орбитальные ветви средней оболочечной артерии на фоне анатомических особенностей строения заинтересованного сосудистого комплекса орбиты вследствие развития патологической сосудистой сети новообразования.

При подозрении на возможность эмболии функционально значимых (невральных) ветвей НСА или анастомозов с ВСА выполняли медикаментозные тесты с введениеммг тиопентала и/или 10 мг лидокаина. По нашим данным специфичность фармакологического теста с введением лидокаина в целях прогнозирования ишемической нейропатии не высока. Так, в 3 наблюдениях при введении 2 мл 2% лидокаина в среднюю оболочечную артерию с целью уменьшения болевого синдрома при введении ДМСО-растворимых эмболизирующих материалов, развился периферический парез лицевого нерва, связанный с ретроградным забросом анестетика в шилососцевидную артерию, но после выполнения эмболизации пареза мимической мускулатуры ни в одном из этих случаев не отмечено.

Обсуждение

Уменьшение кровоточивости опухоли сокращает кровопотерю в ходе ее удаления и способствует большей радикальности вмешательства. Впервые эндоваскулярная эмболизация органной артерии в предоперационном периоде была осуществлена в 1973 году. Этот метод быстро получил распространение в уроонкологии, легочной хирургии, абдоминальной хирургии. Всеми авторами в качестве эффекта предоперационной эмболизации отмечается уменьшение операционной кровопотери и сокращение продолжительности операций [1, 4, 9, 10, 13, 15] .

Предполагается, что влияние эмболизации на опухоль происходит по механизмам ишемического некроза и программируемой клеточной гибели (апоптоза), что сопровождается уменьшением клеточной массы новообразования, снижением темпа пролиферации, уменьшением объема или замедлением темпа роста опухоли [16].

Использование предоперационной эмболизации в нейрохирургии получило наибольшее распространение при менингиомах головного мозга, имеющих преимущественное кровоснабжение из бассейна оболочечных артерий. Риск эмболизации определяется постоянными анастомозами ветвей НСА с ВСА, участием ветвей НСА в кровоснабжении черепно-мозговых нервов.

То что удаление обескровленной опухоли вызывает гораздо меньше технических проблем и способствует быстрейшему излечению пациента не вызывает сомнений, но инвазивность предоперационной эмболизации, риск осложнений, заставляет обсудить ряд дискуссионных вопросов:

  • показания к эмболизации опухолей;
  • способ выключения сосудистой сети опухоли и питающих артерий из кровообращения;
  • пути профилактики осложнений процедуры;
  • сроки удаления опухоли после эмболизации.

В литературе рассматриваются две основных цели эмболизации: предоперационная (способствование хирургическому удалению новообразования, уменьшение объема опухоли, уменьшение операционной кровопотери) и паллиативная (временное уменьшение объема опухоли, контроль за темпом роста опухоли) [16] .

По нашему мнению, основным показанием к предоперационной эмболизации являются внутричерепные и краниобазальные опухоли (преимущественно менингиомы), характеризующиеся:

  • интенсивным кровоснабжением труднодоступными для хирургического воздействия сосудами;
  • интимной взаимосвязью с функционально значимыми сосудистыми и нервными структурами (ВСА на основании черепа, черепными нервами);
  • необходимостью широкой резекции костных структур для доступа к опухоли.

Обычно эмболизацию назначают при интенсивном кровоснабжении опухоли ветвями НСА и ВСА, которые могут быть избирательно катетеризированы микрокатетерами. Возможность и радикальность эмболизации определяются типом кровоснабжения опухоли. A.Valavanis выделяет несколько типов кровоснабжения опухолей:

  • менингеальные
  • менингеальные и чрезкостные
  • смешанные менингеально-пиальные:
  • — менингеальные > пиальные
  • — менингеальные » пиальные
  • — менингеальные < пиальные
  • менингеальные + пиальные + чрезкостные
  • хориоидальные

Степень компартментализации кровоснабжения опухоли также влияет на возможность радикального выключения её из кровотока. Монокомпартментное строение наблюдают в 15%, мультикомпартментное в 85% [16] .

Несмотря на технический прогресс ангиоархитектоника внутримозговых опухолей обуславливает существенный риск эмболизации, которая может быть обоснованной при гиперваскуляризированных гемангиобластомах или глиобластомах с выраженным внутриопухолевым шунтированием. Ниже приведен перечень гистологических типов опухолей по локализациям — возможных объектов предоперационной эмболизации [16] .

«Внемозговые»(разграниченные с окружающим мозгом)

«Внутримозговые»(неотделимые от окружающего мозга)

Возможность эмболизации пиальных источников кровоснабжения менингиом ограничена функциональной значимостью прилежащих к опухоли участков мозга. Дискутабельна возможность эмболизации этмоидальных ветвей глазничной артерии, кровоснабжающих менингиомы передней черепной ямы.

Критерии «гиперваскуляризации» не имеют четкого определения в литературе. В основном, такие опухоли характеризуются наличием обильной сосудистой сети, нередко с артериовенозными шунтами, высокой скоростью кровотока, гипертрофией афферентных артерий. Таким образом, эти критерии имеют отношение к ангиографической картине, что ограничивает возможность выполнения эмболизации при отсутствии соответствующей организации работы отделения (оснащенность инструментарием и эмболизирующим материалом). В связи с этим, актуально определение специфических характеристик таких опухолей, по данным КТ и МРТ, выполняемых амбулаторно или на первых этапах стационарного обследования. По нашим данным, такими критериями могут служить возрастание плотности опухоли на 20 HU и более при внутривенном усилении, показатели кровотока в опухоли, превышающие таковые в мозге. Тщательный анализ данных КТ и МРТ позволяет оптимизировать этап ангиографической диагностики в готовности выполнить одномоментную ССЭ.

ССЭ опухоли является оптимальной методикой, так как обеспечивает облитерацию внутриопухолевой сосудистой сети. Проксимальная окклюзия афферентной артерии потенцирует развитие анастомозов, обеспечивающих высокий уровень перфузии опухоли, что не позволяет обеспечить желаемую степень обескровливания. ССЭ сопровождается меньшим уровнем осложнений, так как большинство функционально значимых ветвей отходят от проксимальных сегментов магистральных артерий. ССЭ осуществима только при избирательной катетеризации афферентных артерий, при условии сохранения ортоградного кровотока, достаточной интенсивности, для обеспечения дистального проникновения эмболизирующего материала. Обязательным остается принцип первоочередной эмболизации сосудистой сети, а затем основного ствола питающей артерии. Факторами, влияющими на поступление и распределение эмболизата в опухоли, были адекватный выбор и состав эмболизирующего материала, отсутствие спазма питающих или магистральных артерий. Вместе с тем, после адекватного обескровливания сосудистой сети опухоли, допустима окклюзия афферентной артерии в устье с применением свободных микроспиралей, что уменьшает интенсивность кровотечения на этапе хирургического доступа.

Применение для предоперационной эмболизации твердотельных эмболов является стандартным, тогда как «жидкие» эмболизирующие материалы считаются потенциально более опасными. По нашим данным, отрицательный фармакологический тест позволяет применять жидкие эмболизирующие материалы без существенного возрастания частоты осложнений. При положительном тесте целесообразно использование твердотельных микроэмболов большого калибра ( > 500 m ). Большинство осложнений в нашей серии сочетались с применением жидких эмболизатов и были связаны с недооценкой ангиоархитектоники афферентных артерий, т.е. имели в значительной мере «субъективный» характер, и не явились следствием выбора эмболизирующего материала.

Сроки оперативного вмешательства после предшествующей эмболизации определяются динамикой некробиотических процессов в опухоли. Оптимальный результат (наименьшая степень кровопотери, уменьшение объема опухоли, размягчение узла) достигается при операциях на 6-7 сутки после эмболизации. В случае отказа от операции долговременные наблюдения за пациентами демонстрируют регресс симптомов «масс-эффекта» опухоли за счет некроза узла и уменьшения его объема. Интересен тот факт, что «тотальная» эмболизация не предупреждает рецидива новообразования, что имело место в двух наблюдениях, но опухолевые узлы не имели выраженной сосудистой сети, и не требовали повторной эмболизации перед реоперациями.

Наиболее перспективными путями совершенствования предоперационной эмболизации опухолей кранио-базальной локализации является разработка методов безопасной эмболизации ветвей кавернозной части ВСА; сочетанная химиоэмболизация злокачественных новообразований основания черепа.

Выводы

  • Предоперационная эмболизация опухолей обеспечивает элиминацию сосудистой сети опухоли при сохранении нормального кровоснабжения здоровых тканей, посредством чего «облегчается» выполнение основного вмешательства.
  • Результаты эмболизации зависят от степени избирательности катетеризации питающих артерий, калибра микрокатетера, количества питающих опухоль сосудов. Риск применения жидких эмболизирующих веществ преувеличен и не превышает среднестатистических значений, приводимых в литературе.
  • Фармакологические тесты при ССЭ позволяют выявить анастомозы с мозговыми и невральными сосудами и помогают предотвратить развитие неврологических нарушений, хотя и не обладают абсолютной специфичностью.
  • При опухолях, тотальная эмболизация которых невозможна вследствие наличия нескольких источников кровоснабжения, недоступных эмболизации, показано проведение ССЭ через доступные афференты, так как возникающая при этом облитерация сосудистой сети препятствует перераспределению кровотока по микроанастомозам в строме опухоли.
  • Предоперационная эмболизация является относительно безопасным, контролируемым, эффективным средством профилактики интраоперационной кровопотери и манипуляционных осложнений при гиперваскуляризированных опухолях головного мозга и основания черепа.
  1. Арустамян С.Р. Эмболизация сосудов экстра-интракраниальных опухолей С.Р. Арустамян, А.Ю. Лубнин // Вопросы нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко.. — № 3, С. 30-34.
  2. Бурцев Е.М. Предоперационная проксимально-дистальная эмболизация менингососудистых опухолей головного мозга эмбосилом с железом и ферромагнитной жидкостью в магнитном поле / Е.М. Бурцев, Н.И. Коротков, О.С. Грабкин и др. // V Международный симпозиум. Повреждения мозга (Минимально-инвазивные способы диагностики и лечения). Материалы симпозиума — СПб, 1999. С..
  3. Никифоров Б.М. Клиника и хирургия внемозговых опухолей / Б.М. Никифоров, Ф.С. Теплицкий — Л. 1981. — 44 с.
  4. Рабкин И.Х. Рентгено-эндоваскулярная хирургия. / И.Х. Рабкин — М. 1987.с.
  5. Тиглиев Г.С. Основные принципы и техническое обеспечение микрохирургических операций / Г.С. Тиглиев // Клиника и хирургия внемозговых опухолей. — Л. 1981.
  6. Тиглиев Г.С. Внутричерепные менингиомы / Г.С. Тиглиев, В.Е. Олюшин, А.Н. Кондратьев — СПб. 2001.с.
  7. Фраерман А.П. Пути улучшения результатов хирургического лечения внутричерепных менингиом / А.П. Фраерман // Клиника и хирургия внемозговых опухолей. — Л. 1981. — С. 34-41.
  8. Хилько В.А. Метод эмболизации ветвей наружной сонной артерии как этап одномоментного удаления внутричерепных арахноэндотелиом / В.А. Хилько, Г.И. Сикорский // Вопросы нейрохирургии.. — № 2. — С. 8-11.
  9. Bendszus M. Klein R. Burger R. et al. Efficacy of Trisacryl Gelatin Microspheres versus Polyvinyl Alcohol Particles in the Preoperative Embolization of Meningiomas // American Journal of Neuroradiology.- Vol 21, №2.-2000.-P..
  10. Bradae G.B. Ferszt R. Kendall B.E. Cranial Meningiomas.- Springer-Verlag.- 1990.-252 p.
  11. Djindjan R. Super-selective arteriography of branches of the external carotid artery / R. Djindjan// Surg. neurol.. — Vol. 5, № 3. — P..
  12. Geraud J. Embolization by catheterization of intracranial meningiomas / J. Geraud, C. Manelfe, B. Guiraud et. al. // Rev. Neurol.. Vol. 128, № 5. Р..
  13. Neumaier Probst E. Grzyska U. Westphal M. Zeumer H. Preoperative Embolization of Intracranial Meningiomas with a Fibrin Glue Preparation // American Journal of Neuroradiology.- Vol 20, №10.-1999.-P..
  14. Olerud C. Infusion-embolization / C. Olerud, H. Jonsson, A.M. Lofberg et al. // Acta Orthop. Scand.. Vol. 64. — P. 9-12.
  15. Robinson D. Song J. Eskridge J. Embolization of Meningohypophyseal and Inferolateral Branches of the Cavernous Internal Carotid Artery // American Journal of Neuroradiology.- Vol 20, №6.-1999.-P..
  16. Valavanis A. Interventional Neuroradiology, Springer-Verlag, 1993.p.

Источник: http://www.neuro.neva.ru/RNOnline_22/Russian/Issues/Articles_1_2004/svistov.htm

Эмболизация сосудов опухоли в Германии

Устранение кровоснабжения новообразования

Эмболизация — малоинвазивная процедура, которая может дополнять хирургическое лечение или использоваться самостоятельно. Хирург через прокол в бедренной артерии проводит специальный катетер в артерии, непосредственно питающие опухоль и через него закрывает их специальными частицами — эмболами, которые перекрывают кровоток. В ряде случаев используют эмболы, способные выделять химиопрепарат в ткань опухоли — такое вмешательство называется химиоэмболизация.

Эмболизация артерий для лечения опухолей и их метастазов помогает решить следующие задачи:

  • в качестве самостоятельного метода лечения — эмболизация (чаще всего в варианте химиоэмболизации) может приводить к ишемии ткани опухоли и ее гибели. Для некоторых заболеваний, например, ряд опухолей печени, этот етод лечения может приводить к полной ремиссии без хирургического лечения.
  • в сочетании с хирургическим лечением эмболизация используется как вспомогательная технология — чаще всего для уменьшения кровотечения во время операции за счет деваскуляризации (обескровливания) новообразования;
  • в ряде случаев эмболизация, выполненная перед операцией, дает возможность проведения более радикальной операции за счет предварительного уменьшения опухоли;
  • эмболизация также может применяться для борьбы с симптомами и осложнениями онкологических заболеваний — это в первую очередь остановка опасных кровотечений, которые угрожают жизни пациента, кроме того — облегчение боли, вызванной злокачественным новообразованием; еще одним эффектом является уменьшение объема и замедление роста опухоли.

Технология проведения эмболизации

Эмболизация выполняется врачами-рентгенохирургами в специально оборудованной ангиографической операционной. Перед эмболизацией всегда проводят ангиографию. В сосуды вводят рентгенконтрастное вещество, в ходе чего записывают рентгеновское изображение в цифровом видеоформате. Это помогает врачу оценить расположение и анатомию сосудов, определить, из каких артерий осуществляется кровоснабжение опухоли.

Чаще всего эмболизацию выполняют под местной анестезией. В редких случаях приходится использовать общую анестезию (наркоз). За 4–5 часов до процедуры пациента просят ограничить прием пищи, иногда дают успокоительные препараты.

В большинстве случаев доступ к нужному сосуду получают через бедренную артерию, это самый типичный доступ для всех ангиографичеких исследований и вмешательств, но могут использовать и другие артерии в других местах (лучевую на запястье, плечевую в области локтевого сгиба и т. п.). Врач обрабатывает кожу антисептиком и делает небольшой прокол, вводит в артерию специальный катетер размером не более 1,5 мм и продвигает его до тех пор, пока не достигнет нужного сосуда. Через катетер в сосуд вводят эмболы, которые перекрывают его просвет.

Метод эндоваскулярной окклюзии / эмболизации артерий опухоли

Сегодня используются различные методы эмболизации и эмболизирующие материлы: эндоваскулярное введение баллонов, спиралей, клеев на основе полихлорвинила, тромбообразующих и склерозирующих препаратов, эмбосфер, хемоэмболизация и т.д. Смысл методик заключается в окклюзии просвета сосуда, питающего орган или новообразование, ишемизации органа, а, следовательно, и опухоли.

Предоперационная окклюзия сосудов удаляемой опухоли позволяет добиться резкого уменьшения васкуляризации органа, что приводит к сокращению объема опухолевой массы, операционной кровопотери, в результате чего значительно упрощается оперативная техника перевязки сосудов и сокращается продолжительность операции. К тому же, проведение предварительной ангиоаграфии позволяет получить исчерпывающую информацию о распространении ракового процесса, что дает возможность наметить четкий план операции и избежать неправильного выбора доступа.

В итоге, успешная окклюзия приводит к тому, что опухоль заметно уменьшается в размерах, облегчается доступ к сосудистой ножке, снижается вероятность диссеминации раковых клеток по кровотоку, облегчается удаление паравазальных лимфоузлов, а засчет возникающего отека четко определяются границы опухоли. Проведенные морфологические исследования показывают, что в течение суток в просвете эмболизированной артерии образуется тромб, который полностью заполняет ее просвет. В дальнейшем формируется соединительнотканный каркас.

Возможно применение эмболотерапии и как паллиативного метода лечения неоперабельных больных с распространенным метастатическим поражением первичной опухоли, при опухолях с прорастанием в соседние органы и сосуды, при метастазах и прорастании опухолевого тромба в вену, а также у пациентов пожилого и старческого возраста с наличием сопутствующих соматических заболеваний. В таких случаях эмболизация более эффективна по сравнению с лучевой и химотерапией.

Таким образом, метод рентгеноэндоваскулярной окклюзии является важным звеном в предоперационной подготовке онкологического больного, особенно при наличии больших гиперваскуляризированных опухолей. Наряду с этим, значимой эмболизация является и в плане паллиативного лечения неоперабельных больных.

Трансартериальная катетерная эмболизация в лечении опухолей мягких тканей и костей в Германии

В настоящее время онкологами Германии в лечении злокачественных новообразований мягких тканей и костей успешно применяется методика трансартериальной катетерной эмболизации, суть которой заключается в закупорке кровеносных сосудов, подающих артериальную кровь к определенному участку, в данном случае – к опухоли, вследствие чего происходит угнетение ее дальнейшего роста.

Вследствие того что новообразование из-за недостаточного кровоснабжения редуцируется, его можно перевести из неоперабельного в операбельное состояние и произвести абластичное радикальное удаление опухоли с анатомическим футляром с последующим восстановлением функции конечности путем замещения сформировавшегося костного дефекта аллотрансплантатом либо соответствующими металлоконструкциями.

Таким образом, специалисты рассматривают сейчас трансартериальную катетерную эмболизацию в качестве одного из оптимальных вариантов так называемого «неоадъювантного», т.е. предоперационного лечения, в особенности, когда речь идет об опухолях костей скелета и мягких тканей.

Еще одна задача, успешно решаемая посредством выполнения неоадъювантной эмболизации – это предотвращение обильной, угрожающей жизни больного, кровопотери в процессе хирургического вмешательства. Помимо этого, благодаря использованию указанного миниинвазивного метода удается в значительной мере уменьшить выраженность болевого синдрома, вызванного онкозаболеванием, что буквально сразу же чувствуют пациенты после завершения процедуры. Как паллиативная мера, катетерная эмболизация дает возможность ощутимо улучшить качество жизни больных и увеличить их двигательную активность.

Осуществляется процедура под ангиографическим видеоконтролем. При помощи селективного катетера в районе локализации опухоли аккуратно зондируется сосудистая зона и точно определяется артерия, питающая новообразование. Затем, используя другой, коаксильный двух-просветный катетер, в кровеносный сосуд подают эмболизат, представляющий собой жидкий субстрат частиц, которые, собственно, и призваны закупорить расходящиеся от этой артерии капилляры.

Cвяжитесь с нами

Источник: http://germanoncology.ru/treatment/surgery/embolization/

Мы специализируемся на вопросе, описанном в данной статье.

нейрохирургия наши цены

  • первичная консультация 2900 р.
  • повторная консультация 2400 р.
  • блокады от 1500
  • дуплексное сканирование сосудов шеи 1900 р.
  • транскраниальное УЗИ 1900 р.
  • МРТ (на базе ЛПУ-партнера) от 4900
  • госпитальный комплекс хирургический (креатинин, мочевина, глюкоза, билирубин общий, билирубин прямой, АлАТ, АсАТ) — не полный список. 7900 р.

Эндоваскулярная эмболизация сосудов как метод удаления новообразований

2. Как проводится операция?

Сосудистая система человека представляет собой густую сеть, которая охватывает весь организм, вплоть до самых периферических его участков. По этим питательным «трубопроводам» медицина научилась подводить к страдающим органам миниатюрный инструментарий – катетеры, стенты, спирали, окклюдеры и проч. В диаметре такие инструменты обычно не превышают полутора-двух миллиметров. Их вводят в доступный сосуд через прокол, и затем продвигают уже внутри сосудистой системы до нужной области. Выполняется эта манипуляция под контролем соответствующей рентгено-телевизионной аппаратуры. Этот современный способ контроля стал возможен благодаря инновационным технологиям, позволившим получить объемную картинку внутренности сосуда с помощью обработки цифрового изображения. Для получения такой подробной картинки, позволяющей исследовать изображение в мельчайших деталях, необходимы минимальные дозы рентгеновского облучения. Таким образом, оперирующий хирург полностью контролирует ход операции. точно манипулируя эндоваскулярным инструментарием и направляя его в заданное место установки.

3. Возможности эндоваскулярной хирургии

Какие основные процедуры возможно провести с помощью эндоваскулярной хирургии:

  • баллонная ангиопластика;
  • стентирование;
  • устранение тромбов с помощью кава-фильтров;
  • наложение внутрипеченочного шунта;
  • эмболизация.

Баллонная ангиопластика и стентирование призваны восстановить (или сохранить) просвет закрывшегося кровеносного сосуда. Установление кава-фильтров позволяет с помощью этих особым образом устроенных конструкций улавливать кровяные сгустки, могущие закупорить важные сердечные артерии. Внутрипеченочное шунтирование используется для лечения состояний, возникающих при циррозе печени.

4. Эндоваскулярная эмболизация опухоли

Всем хорошо известно, что жизнедеятельность опухоли происходит за счет сосудов, доставляющих ей питание. Если же эти сосуды перекрыть, опухоль лишается жизнеобеспечения. Именно на это направлена процедура закрытия просветов сосудов, подходящих к опухоли, называемая эмболизацией. В большинстве случаев она дает возможность больному обойтись без хирургического вмешательства. Удаление новообразования происходит естественным путём.

Кроме того, метод эндоваскулярной эмболизации успешно применяют для перекрытия кровоточащего сосуда, предупреждая тем самым риск развития кровотечения и снижая вероятность возможных негативных для пациента последствий.

Проводятся эндоваскулярные процедуры под местной анестезией. и буквально через несколько дней пациент может покинуть лечебное учреждение.

статьи о нейрохирургии

Мы собрали для Вас интересную и полезную информацию, связанную с нейрохирургией. В статьях описываются ситуации и заболевания при которых показано нейрохирургическое вмешательство, а также самые современные методы обследования.

Источник: http://medintercom.ru/articles/endovaskulyarnaya_embolizatsiya_sosudov